Сегодня:

7 октября 2022 г.
( 24 сентября ст.ст.)
пятница.

Святой Владислав, краль Сербский.

Седмица 17-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Пища с растительным маслом.

Первомц. равноап. Феклы (I). Прп. Коприя (530). Св. царя Стефана Сербского (1224) и сына его св. царя Владислава Сербского (после 1264). Прп. Никандра пустынножителя, Псковского чудотворца (1581). Прмч. Галактиона Вологодского (1612). Сщмч. Василия диакона (1918). Сщмчч. Андрея и Павла пресвитеров, прмч. Виталия и мчч. Василия, Сергия и Спиридона (1937). Мирожской иконы Божией Матери (1198).


Еф., 226 зач., IV, 17-25. Лк., 14 зач., IV, 22-30, и за субботу (под зачало): 1 Кор., 156 зач., XIV, 20-25. Лк., 15 зач., IV, 31-36. Первомц.: 2 Тим., 296 зач., III, 10-15. Мф., 104 зач., XXV, 1-13.

Цитата дня

Как это ни парадоксаль­но, чем больше у челове­ка благодати, тем больше он смиряется, и чем меньше её, тем сильнее в нём действуют страсти, в том числе, конечно же, и гордость…

Схиархим. Авраам (Рейдман)

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Как вернуть в семью потерянную радость

Архимандрит Рафаил (Карелин)

 

Отношение различных религий и сект к абортам

Только христианская религия, а точнее Православие, открывает нам метафизическую трагедию греха детоубийства и глубину вины родителей перед умерщвленными ими детьми. Формально все религии, кроме сатанинских сект, запрещают детоубийство.

Буддизм и индуизм в различных их формах и вариантах осуждают убийство не только человека, но и всякого живого существа. Однако согласно теории перевоплощения — метемпсихоза, душа убитого переходит в новое тело, а так как она потерпело страдание, то новое воплощение будет для нее ступенью ввысь по лестнице духовной эволюции; карма станет чище, следовательно, душа, получив возмездие за грехи в прошлой жизни, «станет рангом выше», как бы пройдя через очистительный огонь. К тому же большин ство новых течений, школ и оккультных сект, разделяющих теорию метемпсихоза, учат о том, что плод, только пройдя через определенные фазы развития, получает эфирные ментальные и астральные тела, и становится человеком. Следовательно, уничтожение эмбриона в первые недели его существования не считается человекоубийством. Такого учения придерживался Штайнер; такое мнение разделяют иллюминаты, розенкрейцеры, и члены других оккультные союзов и сект.

Иудаизм считает, что младенец, как и всякий еврей, принадлежит Израилю, поэтому убийство младенца — это похищение собственности Израиля, однако весь Израиль, в конце концов, будет спасен по молитвам Авраама и Моисея. (Некоторые раввины считают, что душа вселяется в плод тогда, когда тело приобретает человеческий облик; а в Талмуде и Каббале иногда проскальзывают идеи, близкие к метемпсихозу.)

Ислам строго запрещает детоубийство — оно отнимает воинов ислама. Само многоженство рассматривается как возможность иметь многочисленное потомство. Ислам учит, что все магометане, без исключения, будут спасены по молитвам Магомета и его преемников — имамов, хотя допускают, что грешные мусульмане получат временное наказание в аду. Таким образом, ислам, как и иудаизм, учит о спасении младенцев, убиенных и умерших во чреве матерей.

Баптисты и большинство протестантских рационалистических сект, отрицающих необходимость крещения детей, считают, что их младенцы спасаются по вере общины. Таким образом, согласно этим учениям, родители — убийцы грешны перед телом ребенка, но не перед его душой. Характерно, что Цвингли развил оригинальное учение о том, что умершие младенцы язычников спасаются или гибнут по предвидению Бога, Который «Иакова возлюбил, а Исава возненавидел» до их рождения.

В христианских конфессиях, сохранивших апостольскую преемственность, т.е. литургическое предание, хотя и в деформированном виде, содержится учение о том, что младенцы, не омытые от первородного греха таинством крещения, не могут войти в Небесное Царство и остаются чуждыми Церкви.

В этом отношении знаменательно учение католиков. Хотя оно, в отличие от Православия, приуменьшает значение первородного греха и видит в нем главным образом потерю благодати, однако считает, что без благодати, получаемой в таинстве крещения, невозможно войти в Небесное Царство — Царство благодати. В католицизме сотериология упрощена и требования к человеку снижены по сравне нию с Православием. Однако католицизм, несмотря на искажение многих догматов и постоянное стремление сблизиться с современным гуманистическим мировоззрением, не решается объявить, что спасение младенцев возможно без крещения и причтения их к Небесной Церкви, минуя земную Церковь.

Конфессии, сохранившие иерархическую преемственность: католицизм, монофизитство и несторианство, подобно Православной Церкви, учат о том, что некрещеные младенцы не могут быть спасены, и ни одна из них не допускает поминовение мертворожденных на литургии, как не принадлежавших к Церкви. Если католицизм считает, что первородный грех только лишил Адама и его потомков сверхъестественной благодати, то Православная Церковь учит, что первородный грех извратил природу человека, и только Голгофская Жертва, передаваемая через крещение, может возобновить союз человеческой души с Богом. Поэтому аборт не только убийство тела ребенка, но лишение его души вечной жизни — участия во славе Христа.

Что касается материалистического мышления, то жизнь для последовательного материалиста — это только структурное понятие; элементы приняли устойчивую форму живого организма — определенный тип, передаваемый по наследству. Смерть — это возвращение элементов в свое первоначальное состояние. Для материалиста человеческий плод — это только «строительный материал» в процессе незаконченного производства, но еще не живой человек. Кроме того, так называемый биогенез, — спекулятивное учение Геккеля о фазах развития плода во чреве матери, соответствующих эволюционной лестнице Дарвина от амебы до человека, — позволяет думать, что на определенных стадиях беременности женщина убивает различные биологические существа от амебы до обезьяноподобного примата, а не человека. Несмотря на то, что биогенез был давно разоблачен как подделка и шулерство под именем науки, но он вместе с дарвинизмом со школьных лет внедрялся в сознание современников.

Теперь наше общество как будто освобождено от духовных оков атеизма. Но кем мы стали? Кто мы теперь? Если наш народ действительно придерживается христианского мировоззрения и нравственности, то детоубийство во всех его формах должно быть осуждено. Этот вопрос — один из пробных камней нашей веры. Супруги, решившиеся на аборт, этим самым уже отреклись от Христа, показали лживость своей веры и вписались в духовное потомство каинитов.

 

Мы против аборта, к какому бы народу и религии ни принадлежал бы человек. Но конфуциане и буддисты сами решат свои проблемы, поэтому мы ответственны, прежде всего, перед своей страной, перед народом, перед ее прошлым и будущим. Здесь мы должны честно ответить на вопрос: христиане мы или псевдохристиане, для которых вера — это одно имя, не обязывающее ни к чему.

 

 

Cодержание