Сегодня:

7 октября 2022 г.
( 24 сентября ст.ст.)
пятница.

Святой Владислав, краль Сербский.

Седмица 17-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Пища с растительным маслом.

Первомц. равноап. Феклы (I). Прп. Коприя (530). Св. царя Стефана Сербского (1224) и сына его св. царя Владислава Сербского (после 1264). Прп. Никандра пустынножителя, Псковского чудотворца (1581). Прмч. Галактиона Вологодского (1612). Сщмч. Василия диакона (1918). Сщмчч. Андрея и Павла пресвитеров, прмч. Виталия и мчч. Василия, Сергия и Спиридона (1937). Мирожской иконы Божией Матери (1198).


Еф., 226 зач., IV, 17-25. Лк., 14 зач., IV, 22-30, и за субботу (под зачало): 1 Кор., 156 зач., XIV, 20-25. Лк., 15 зач., IV, 31-36. Первомц.: 2 Тим., 296 зач., III, 10-15. Мф., 104 зач., XXV, 1-13.

Цитата дня

Как это ни парадоксаль­но, чем больше у челове­ка благодати, тем больше он смиряется, и чем меньше её, тем сильнее в нём действуют страсти, в том числе, конечно же, и гордость…

Схиархим. Авраам (Рейдман)

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Как вернуть в семью потерянную радость

Архимандрит Рафаил (Карелин)

 

Кто мы?

Вопрос о преподавании сексологии в учебных заведениях и оценка этого предмета (если вообще его можно назвать наукой, а не зловещим симптомом деградации человеческого общества) должны быть рассмотрены и произведены с позиции христианской нравственности.

Не будем забывать, что большинство населения Грузии осознает себя христианами, несмотря на различный уровень включенности в духовную и церковную жизнь. Об этом должны помнить господа сексологи, которые обращаются с грузинским народом так, как будто он не имеет ни своих вековых традиций, ни житейской мудрости, ни нравственных ценностей, как будто это безликая толпа, а не народ древней культуры, принявший христианство 17 столетий тому назад, — возраст, которого редко достигают государства и народы. Кавказ, как Босфор и Дарданеллы, является границей Европы и Азии, — перекрестком мировых дорог в прямом и переносном смысле этого слова. Теперь традиции народа хотят опозорить так, как в свое время Фрейд опозорил семью и брак, и целомудрие представить не делом чести, а патологическим комплексом, какими-то болезненными фобиями. Здесь перед народом вопрос стоит во всей остроте: хочет он быть христианским народом или отречься от Христа во имя нового божества, имя которому — блуд и похоть.

Один из сексологов в беседе с корреспондентом популярной газеты поставил в пример языческую Японию и предлагал сменить наши традиции на «японский опыт». В чем заключается этот опыт, «проповедник» секса пока что умалчивает. Напомним о некоторых японских брачных традициях. Первая «замечательная» традиция: браки заключаются на определенное время, пишется договор, например на 13 года, на 10 лет и выше. Г-н сексолог, очевидно, считает, что христианский брак, как создание семьи, должен быть заменен временным сожительством с юридическим оформлением по японскому образцу. Разумеется, Церковь не может благословить подобные контракты, поэтому церковный брак здесь исключается. В Японии существовала особая «корпорация» мужчин, которых нанимали за деньги мужья для первой ночи со своей невестой. Подробности считаем излишними. Вот как ценилась девственность в Японии... Таким образом, господа сексологи учат, что девственность до брака должна быть потеряна. В христианстве это всегда считалось блудом и прелюбодеянием, а в ветхозаветной церкви — преступлением, которое наказывалось так же строго, как убийство. В Японии до последнего времени родители могли продавать своих детей в рабство. Неужели у нас родители будут наделены правом распоряжаться жизнью своих детей? К сожалению, разрешение на аборт уже наделило родителей правом собственника ребенка до его рождения.

Какие традиции предлагают нам импортировать из Японии? Например, в Японии до середины XIX века люди из низших сословий ходили летом по улицам города совершенно нагими. Наверное, эта традиция умиляет наших сексологов, и они скоро выпустят «научное» сочинение о том, что в одежде ходить вредно для здоровья. В Японии до сих пор существуют общественные бани, где совместно купаются оба пола, и надо сказать, что эта «экзотика» привлекает иностранцев больше, чем исторические буддистские пагоды. Неужели по примеру Японии такие бани нужно открыть и в Тбилиси? Наши сексологи-японофилы, возможно, знают, что в городах Японии туалеты общие для мужчин и женщин, и считают, что подобные места могли бы стать живыми комментариями для уроков по сексологии.

В Японии целые кварталы Токио и других городов отведены под дома терпимости. При этом проституция имеет оригинальные особенности: «дамы» сидят обнаженными за стеклами витрин. Неужели господа сексологи хотят, чтобы Грузия стала поставщиком такого «товара»?

Мы остановились на Японии именно потому, что сексологи обратили к ней свои завистливые глаза и хотят представить нам Японию как эталон современной культуры. Здесь психологический расчет: Япония вышла вперед в электронике и других ведущих отраслях науки. Срабатывает закон ассоциативного мышления: Япония — одна из ведущих технологических сверхимперий, и, в то же время, мы не видим в ее истории сексуальных ограничений или же почитания целомудрия. Поэтому в сознании человека, а тем более ребенка, может возникнуть мысль, что сексуальная вседозволенность уживается с техническим прогрессом и стимулирует его.

Но этот вопрос не так прост, как кажется с первого взгляда. В Японии существует буддийско-синтоическая традиция, и жизнь народа, разделенного на касты и сословия, была строго регулируема законами и обычаями, нарушение которых жестоко каралось.

Страна представляла собой вовсе не сборище сибаритов, а скорее военный лагерь. В Японии никогда не было культа женщины, даже в форме рыцарской романтики. Любовь и сладострастие не воспевались; там доминировали другие темы: военная доблесть, красота природы, почитание родителей и т.д. Огромная внутренняя дисциплина японского народа и осознание ответственности каждого перед государством, а государства — перед каждым членом своей страны, — вот что послужило мощным средством к интеллектуальной мобилизации того, что мы называем «японским чудом».

Японец относится к сексу с буддийским пренебрежением, так же, как к отхожему месту, необходимому для человека. У японцев распространено самоубийство, но это самоубийство совершается по причине оскорбления, протеста и т. д., но вовсе не из-за любви.

Сошлемся еще на одну особенность. У японцев отсутствует чувство ревности, что доказывает определенную холодность к браку. Муж не спрашивает жену о ее прошлых мужьях и любовниках. Это считается дурным тоном, достойным европейца, а не японца. Он больше интересуется другим: как умеет готовить жена чай или составить букет из хризантем. А если хозяин дома приведет к себе для развлечения «даму с панели», то жена обязана принять ее с радостью, как дорогую гостью, угостить и сделать подарок.

Нам могут сказать, что редко у других народов, кроме японцев, встречается такое мужество и воинская доблесть, которая выражается в самурайстве — японском рыцарстве. Но оно построено на других основах: на буддийском равнодушии к жизни, и синтоизме — культе силы и меча (в синтоистских храмах существует обряд поклонения мечу). Самурай жертвует жизнью наподобие мусульманских аcсаcидов. У самураев любовь к детям сочетается с равнодушием к семье. В японской лирике мы можем найти мотивы грусти о разлуке с друзьями, но о разлуке супругов — ни слова. Это считалось бы малодушием. Секс не захватывает и не пленяет японцев, как европейские народы.

Что касается технического прогресса и экономического процветания таких стран, как США, Англия, Германия, в которых нравственность так же деформирована и снижена, то здесь мы видим несколько другой процесс. До недавнего времени Англия была образцом патриархальных нравов; слово «пуританин» стало нарицательным, вроде аскета в миру. В Америке существовала «полиция нравов». Максим Горький не был принят общественностью США; проще говоря, его выдворили из страны за то, что он приехал в Америку с незаконной женой. В Германии Цвейг насмехался над немецкими девушками за то, что они считали неприличным говорить в обществе о вопросах брака.

Нравственный переворот произошел неожиданно и быстро. В 20–30-е гг. ХХ века, когда уже эти страны добились материального благосостояния и технического прогресса. Скорее всего, распущенность явилась следствием изобилия, чем изобилие — следствием распущенности. Но такой скачок не мог произойти естественным путем. Те силы, которые создают программы по обучению, а вернее — по пропаганде секса, уже растлили общественное мнение, сняли цензуру в этих странах. Однако не будем забывать, что налаженный индустриальный комплекс, а не представление с публичным стриптизом сделал Америку промышленным гигантом. Уже в самих странах Европы все больше звучат голоса о возврате к нравственным традициям. Пусть это будет даже инстинкт выживания.

 

Кому нужно умственное деторастление под видом сексуального просвещения? Кому нужна порнография под видом информации и рекламы красоты обнаженного тела? Кому нужно сводничество юношей и девушек под видом борьбы с фобиями? Прежде всего, тем силам, которые хотят уничтожить христианство, превратить человека в свинью, хрюкающую около корыта.

В развратном сердце не может быть Бога — об этом сказала уже Библия. Через уста сексологов некие силы говорят: «Бог — наш враг, поэтому да здравствует враг Бога — разврат!». То, что не могли сделать гонения и пытки древних и современных неронов, совершит разврат.

В христианской Церкви есть мученики за целомудрие, которые почитаются как мученики за Христа. Разврат — это паралич человеческого сердца, а если он внедрен с детства, то нравственная реанимация может оказаться бессильной. Когда грех переходит в привычку, то привычка становится природой.

Нас тревожит еще один фактор. Во главе сексуальных реформ часто становятся женщины, которые проповедуют их с каким-то вдохновением древних жриц. Женщина, которая должна быть матерью, калечит души детей, приготавливает тот яд, который отравит и ее собственного ребенка. Женщина была носительницей приличия и целомудрия. Теперь дамы из сексологических институтов не только хотят порвать с прошлым, но и наверстать упущенное время, когда все-таки декларировались законы о нравственности. Преподобный Иоанн Лествичник писал, что у женщины существует врожденный стыд, а если бы он исчез, то не спаслась бы от блуда никакая плоть. Возможно, сексологи скажут: «Чем скорее, тем лучше».

Сексологи заявляют, что «нужно знать весь интим, чтобы защитить себя от интима», иначе этим могут воспользоваться злонамеренные люди. Почему же знание патосексологии должно защитить ребенка от «злого влияния» наподобие самбо или дзюдо — не понятно. В таком случае, лучше всего была бы защищена опытная в сексе дама, если ей было бы что защищать и хранить. Но главная защита детей, о чем говорили раньше родители, — не иметь дурных знакомств, не позволять вольностей в дружбе, избегать ситуаций и мест, где может совершиться насилие. Для знаний таких правил нет надобности в многочасовых лекциях по сексологии. Напротив, размусоливание этой темы вызывает у ребенка не отвращение, а интерес, пробуждает и стимулирует его инстинкт раньше времени. Падение как раз часто начинается с бесед на темы секса. Здесь мы видим тот скверный прием, который называется ханжеством. Детям хотят демонстрировать эротику, оказывается, с той целью, чтобы они могли себя предохранить от нее, как будто господа сексологи забывают об эмоционально-половой сфере ребенка, которую, на самом деле, искусственно возбуждают.

Нет, эти лицемеры вовсе не наивные простачки, потому что после лекций они предусмотрительно раздают противозачаточные средства, как подарки. Господа сексологи отлично знают и другое: что ранняя половая жизнь способствует преждевременной импотенции, что является причиной душевных травм и разрушений семей, а вместе с тем — алкоголизма и наркомании. Нередко ранний секс вырождается в патологический разврат, который теперь изо всех сил хотят узаконить сексологи. Здесь стоит вопрос о разрушении самой человеческой личности.

Аборты и противозачаточные средства категорически запрещены Православной Церковью. Теперь хотят осмеять эти правила и представить их как фобии, возникшие у ребенка после чтения сказок. В течение скольких веков православные народы, создававшие свои семьи по принципам христианской нравственности, воспитывали детей, внушая им стыдливость и скромность, как естественные здоровые начала жизни! Неужели этот многовековой опыт народа хотят признать ошибочным? Что создало христианство — скажут историки, а что создали сексологи — говорят неприглядные факты: беременность школьниц, венерические заболевания, неуклонный рост которых наблюдается в последние годы.

Деторождение — это не наука, а биологический инстинкт, которому не надо обучать. Распущенность сама по себе извращает этот инстинкт. Здесь еще один фактор: рождение ребенка — это передача огромной информации другому живому организму, поэтому необходимы определенный возраст и законченное развитие супругов для передачи их психофизических свойств ребенку. Затем агитаторам и рекламерам противозачаточных средств надо напомнить, что нет средств в этой области, которые были бы безвредны для здоровья, они развивают и стимулируют многие заболевания, как физические, так и психические, с самыми тяжелыми последствиями. Но самое главное — рафинированный секс противоречит самой идее и законам христианского брака как домашней церкви, превращая брак в культ плоти, противоречит структуре брака как строгой моногамии.

Человек — это не только сгусток крови и мяса, но, прежде всего, обладатель бессмертной души. Развратник продает свою душу за мимолетные удовольствия, как библейский Исав продал свое первородство за чечевичную похлебку.

Мы обращаемся к христианам: речь идет о вечной жизни и вечной смерти ваших детей. Мы обращаемся к верующим и неверующим. Вопрос стоит об историческом существовании нации. Программы по регулированию семьи, и связанная с ними программа обучения сексологии, ведут к планомерному сокращению населения, то есть к национальной катастрофе. Гитлер говорил: «Я имею право на уничтожение низших рас во имя арийской расы, чтобы дать ей жизненное пространство». Давайте задумаемся над тем, что мы делаем по отношению к своим народам.

Современные сексологи, финансируемые зарубежными фирмами и таинственными меценатами, облекаются в личину «друзей детей». Но если они друзья, то почему они не возвысили голос, прежде всего, против абортов, почему они лояльно относятся к порнографии, которая растлевает детей через экраны телевизоров, со страниц журналов и плакатов, помещенных на уличных стендах в самых многолюдных местах наших городов? Вместо реальных действий дискутируются вопросы о том, имеют ли право родители заглянуть в личные дневники своих детей, или должен ли ребенок оповещать своих родителей о том, с кем он дружит, с кем встречается и т. д. Видимо, сексологи хотят создать какую-то детскую автономию, а на деле это означает изоляцию от влияния родителей. Теперь за воспитание возьмутся психологи с эдиповым комплексом, и сексологи с порнографическими видеокассетами. Результат такого воспитания всегда будет один: циничное отношение к жизни, циничное отношение к человеческому телу, циничное отношение к друзьям и родителям, и, конечно же, что самое страшное — циничное отношение к вере и христианским ценностям.

 

Мы хотели бы остановиться и еще на одном аспекте проблемы.

Христианская антропология во многом не совпадает с бытующей у нас психологией, основанной на материалистических представлениях о мире и человеке. Огромный опыт христианских подвижников, наблюдавших за своими душевными проявлениями и процессами развития чувств и страстей, современная психология игнорирует. Главное различие между христианской антропологией и современной психологией заключается в том, что психология проходит мимо такого колоссального явления, как грех, который постоянно проявляется в душевной жизни человека, и зачастую формирует его поведение, привычки и наклонности. Из области онтологии приверженцы и последователи современной психологии переводят грех в область социологии и педагогики, то есть рассматривают грех не как врожденное, но исключительно как приобретенное свойство, считая врожденные силы и способности человека здоровыми и нормальными.

Замалчивание и игнорирование аномалий психической жизни ребенка, создало ложные педагогические концепции как в античные времена, так и в наши дни. Наиболее известным представителем такого «биологического оптимизма» был психолог Фромм. Надежды на одни только социальные и воспитательные реформы породили и порождают различные утопии, в том числе и идею коммунистического общества, которое должно было держаться на высоком общественном сознании каждого, а на практике эту идею с самого же начала пришлось удерживать на штыках, но и она рухнула.

Учение о первородном грехе открывает нам в новом свете клиническую картину душевных болезней человека, их следует лечить через включение в жизнь Церкви. Наш испорченный грехом биологизм нужно постоянно держать под контролем сознания. Христианская аскеза подчеркивает связь между воображением и страстью, особенно похотью, которая вкрадывается в душу в виде образа, и соответственно этому, сексуальная картина пробуждает похоть не только в душе взрослого человека, но и ребенка. Поэтому разговоры на сексуальные темы и демонстрирование соответствующих видеокадров пробуждает у ребенка страсть, и эту страсть ребенок старается удовлетворить.

Многовековой опыт человечества свидетельствует, что целомудрие и стыдливость, а также высокая нравственность и моногамия — вовсе не фобии и предрассудки, а жизненная и духовная самозащита человечества от саморазрушения и самоуничтожения. Поэтому разговоры об интиме, и картины обнаженного тела, возбуждающие у ребенка похоть, были запрещены не только в христианских семьях, но даже в обществе, индифферентном к религии, но еще сохранившем представление о нравственности.

Сексологи, лгущие, что сексуальное просвещение детей оградит их от неожиданных опасностей и дурных влияний, мало чем отличаются от тех, кто спаивает детей, уверяя в «пользе» спаивания: узнав на деле вред алкоголя, дети в будущем не сделаются пьяницами.

Неужели многовековой опыт воспитания детей в православных странах — всего лишь сумма ошибок и заблуждений, от которых нужно как можно скорее избавиться? Если бы это было так, то православные народы давно бы вымерли и исчезли, но они живут, и мы надеемся, что будут жить вопреки тем, кто старается заменить брак рафинированным сексом и развратом, чтобы посредством этого постепенно и планомерно сокращать рождаемость.

 

 

Cодержание