Сегодня:

7 октября 2022 г.
( 24 сентября ст.ст.)
пятница.

Святой Владислав, краль Сербский.

Седмица 17-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Пища с растительным маслом.

Первомц. равноап. Феклы (I). Прп. Коприя (530). Св. царя Стефана Сербского (1224) и сына его св. царя Владислава Сербского (после 1264). Прп. Никандра пустынножителя, Псковского чудотворца (1581). Прмч. Галактиона Вологодского (1612). Сщмч. Василия диакона (1918). Сщмчч. Андрея и Павла пресвитеров, прмч. Виталия и мчч. Василия, Сергия и Спиридона (1937). Мирожской иконы Божией Матери (1198).


Еф., 226 зач., IV, 17-25. Лк., 14 зач., IV, 22-30, и за субботу (под зачало): 1 Кор., 156 зач., XIV, 20-25. Лк., 15 зач., IV, 31-36. Первомц.: 2 Тим., 296 зач., III, 10-15. Мф., 104 зач., XXV, 1-13.

Цитата дня

Как это ни парадоксаль­но, чем больше у челове­ка благодати, тем больше он смиряется, и чем меньше её, тем сильнее в нём действуют страсти, в том числе, конечно же, и гордость…

Схиархим. Авраам (Рейдман)

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Как вернуть в семью потерянную радость

Архимандрит Рафаил (Карелин)

 

Евангелие — книга жизни

В чем причина того, что деторождение катастрофически сокращается, и христианские страны становятся похожими на постепенно тающие льдины? Нам кажется, что главная причина этого — потеря любви и гипертрофированный эгоизм. Здесь можно указать несколько обуславливающих факторов.

Люди оторваны от земли и живут в неестественных, по сравнению с прошлыми веками, условиях. У них гаснут и извращаются чувства, как инстинкты у зверей, посаженных в клетку. Цивилизация создала тип стертой психической патологии, а всякая душевная болезнь, прежде всего, отражается на способности любить, и человек теряет эту способность. Мы воочию наблюдаем эмоциональную охлажденность, замкнутость и аутизм. Люди, живущие вместе, в то же время чужды друг другу, как бы дистанцированы друг от друга. Машины и компьютеры, занимают все больше места в жизни человека и создают зависимость от них. Автоматика и электроника как бы оккупировала психическую жизнь человека. Современный человек все больше напоминает больного, передвигающегося на протезах, и даже думающего искусственным интеллектом. Здесь создается новый менталитет и новое отношение к жизни. Машина не нуждается в любви; любить можно личность, а не механизм. Человек, привыкший к миру машин, переносит свое отношение к инструменту в область личностных отношений; для него другой человек является также инструментом, которым можно пользоваться по своему усмотрению.

Современный человек видит смысл жизни в наслаждениях. Рафинированный секс представляется своеобразным концентратом наслаждений, и мало кто задумывается о том, что это антипод истинной любви, которая основана на жертвенности, на отдаче себя тому, кого любишь. Голый секс, в сущности своей, жесток и агрессивен. Человек, как объект сексуальной страсти, является лишь инструментом для ее удовлетворения. Секс противостоит деторождению, и если современному человеку приходится делать выбор между ними, то его выбор очевиден — это секс. В этом агрессия против истинной любви: человек не хочет иметь ребенка, он боится его как своего потенциального врага.

Однако, культ секса не может удовлетворить человека, он только создает зависимость от себя, подобно наркотику, и поэтому секс постепенно вырождается в патологический секс, который устраивает людей еще и потому, что здесь исключается возможность зачатия ребенка.

Любовь связана с уважением человеческой личности. В патосексе личность и достоинство человека постоянно унижаются, а люди не только не видят этого, но испытывают болезненное наслаждение от унижения и насилия над собой. Безобразного любить невозможно. Развращенное сердце не может любить. Одна из причин катастрофического распада семей в том, что супруги не имеют основы христианского брака — любви и уважения друг к другу.

Одним из средств сокращения рождаемости является пропаганда секса, особенно в его извращенных, патологических проявлениях и формах. Человек, погружаясь в грязь блуда, теряет веру в Бога, утрачивает ощущение своей бессмертной сущности. Основы нравственности у него подорваны; даже формально исповедуя религию, он остается бытовым материалистом. И в этом заключена основная причина абортов — духовный нигилизм.

Культ наслаждений не ограничивается сексом. Человеку внушается, что счастье заключается в стяжании материальных благ и в возможности развлекаться. И все-таки человеческая душа, порабощенная грехом, не чувствует радости, и человек стремится бежать от мертвящей обыденности в ирреальный мир. Дорогу в этот «антимир» открывали раньше алкоголь и наркотики, теперь к ним присоединился телевизор. Он дает человеку возможность входить в интим других жизней, сопереживать их страстям, соучаствовать в тех приключениях и преступлениях, которые совершаются в глубине голубого экрана. Телевизор порабощает человека, вживляя в его душу определенные программы и манипулируя его сознанием. Телевизор поражает творческие способности человеческой души, а взамен предлагает заложенный в телепрограммы стандарт. Около телевизора сидят члены семьи, но они разобщены друг с другом, каждый живет жизнью телевизора.

Эти зрелища не только развращают детей, но и подрывают авторитет родителей. Семья теряет свою нравственную структуру. Человек, постоянно видящий картины убийств и секса, привыкает к ним. Он теряет последние остатки любви к людям. Без естественной материнской и отцовской любви дети становятся ненужной обузой для своих родителей: они требуют заботы, а без любви она вызывает чувство раздражения и досады. Дети превращаются в своеобразных разрушителей семейного благополучия и спокойствия — а разрушителей и оккупантов надо вовремя уничтожать. Гитлер своей рукой убивал гомосексуалистов в Германии (убийство своего соратника Рэмма), но в тайных инструкциях требовал пропагандировать аборты, противозачаточные средства и разврат в оккупированных районах, чтобы сократить там население и увеличить жизненное пространство для арийской расы.

Вопрос о падении рождаемости представляется более серьезным, чем только экономический вопрос. Здесь нужно переделать и изменить самого человека с его же помощью, изменить шкалу ценностей и менталитет. Человек должен вернуть потерянную или отнятую у него любовь, научиться снова любить, подобно тому, как паралитик вновь учится ходить. Он должен освободить себя от плена наслаждений, перестать видеть в деньгах и комфорте смысл жизни, отказаться от ирреального мира наркотиков и зрелищ, должен облагородить само супружество взаимной любовью.

Для этого нужен подвиг. Но здесь решается вопрос о жизни и смерти — и физической, и духовной. Раньше многовековой исторический опыт всех народов призывал бороться со страстями и чувственностью, быть господином, а не рабом собственных желаний; в нравственности видели свободу человека. А теперь свобода все более становится свободной от нравственности, свободой для демонизации людей. Мнимая свобода, как произвол или вседозволенность, делает человека жалкой игрушкой в руках собственных низменных страстей.

Опыт истории показал, что нравственность невозможна без веры в Бога. Что нужно для того, чтобы вернуть людям потерянное счастье? Ответ прост, но он требует напряжения всех сил человека. Для этого нужно раскрыть Евангелие и стараться исполнить то, что написано в нем, чтобы эта Вечная Книга стала книгой нашей жизни.

 

 

Cодержание