Сегодня:

15 декабря 2018 г.
( 2 декабря ст.ст.)
суббота.

Святой пророк Аввакум.

Седмица 29-я по Пятидесятнице.
Глас 3.

Разрешается рыба.

Прор. Аввакума (VII-VI до Р.Х.). Мц. Миропии (ок. 251). Прпп. Иоанна, Ираклемона, Андрея и Феофила (IV). Прп. Исе (Иессея), еп. Цилканского (VI) (Груз.). Прп. Афанасия , затворника Печерского, в Ближних пещерах (ок. 1176) и другого Афанасия, затворника Печерского, в Дальних пещерах (XIII). Св. Стефана Уроша, царя Сербского (1367). Сщмч. Матфея пресвитера (1921). Сщмч. Димитрия пресвитера и прп. Веры исповедницы (1932). Сщмч. Алексия, архиеп. Великоустюжского (1937). Сщмчч. Иоанна, Константина, Николая, Сергия, Владимира, Иоанна, Феодора, Николая, Николая, Павла, Сергия пресвитеров, прмч. Данакта, Космы прмцц. Маргариты, Февронии, Тамары, Антонины и Марии, мц. Матроны (1937). Прмц. Марии (1938). Мч. Бориса (1942). Иконы Божией Матери, именуемой Герондисса.


Еф., 220 зач. (от полу́), II, 11-13. Лк., 67 зач., XII, 32-40.

Цитата дня

Как это ни парадоксаль­но, чем больше у челове­ка благодати, тем больше он смиряется, и чем меньше её, тем сильнее в нём действуют страсти, в том числе, конечно же, и гордость…

Схиархим. Авраам (Рейдман)

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Святитель Лука на Тамбовской кафедре - Глава 2.

Тамбовская епархия перед приездом архиепископа Луки

1. Тамбовская епархия на начало 1943 года

До революции Тамбовская епархия была одной из крупнейших епархий Русской Православной Церкви. С приходом советской власти повсеместно закрывали и разрушали церкви и монастыри. Тамбовскую епархию особенно усиленно уничтожали в 20–30-е годы «в связи с фактами выступления против советской власти при вспышке кулацко-эссеровского мятежа в Тамбовской губернии в 1920—1921 годах» [*]. Церкви продолжали закрывать и разрушать и при обновленческом движении, начавшемся здесь весной 1922 года. К концу 30-х годов в епархии уже не было ни одной действующей церкви и ни одного монастыря. На 1 января 1943 года из более чем 400 храмов, числившихся на учёте в епархии, 40 были разрушены до основания, 230 были закрыты для богослужений и использовались в качестве зернохранилищ (132 храма), сельских клубов (70) и промышленных предприятий (28). Незакрытыми числились 147 храмов, но в них не было богослужений, так как ранее служившие там священники были репрессированы [*]. В самом Тамбове к 1943 году остались не разрушенными 4 храма: Спасо-Преображенский собор, Покровский храм, Скорбященская церковь и Казанский собор. Все они были закрыты для богослужений и использовались для хозяйственных нужд.

Однако, религиозная жизнь, неподконтрольная властям, в области продолжалась. Особенно активной она была в сельских районах. Верующие собирались на частных квартирах, на кладбищах, на известных источниках, где богослужения совершали так называемые «церковные нелегалы» — «бывшие священники», приезжие лица, выдававшие себя за священников, монахини и так называемые «чернички», которые зачастую монахинями не были, а были просто благочестивыми мирянками, посвятившими себя духовному служению. Большинство из них были противниками обновленчества, но и патриарха Сергия не признавали, называя его самозванцем и ставленником советской власти. «Церковные нелегалы» разъезжали по сельским местностям, совершали требы на кладбищах, в домах верующих. В некоторых селах с позволения местных властей были устроены молитвенные дома, где справляли службы либо местные бывшие священнослужители, либо священники, наезжавшие сюда из других мест [*]. Как правило, все они были зарегистрированы в соответствующих райфинотделах, исправно платили подоходный налог в сумме от 12 до 15 тыс. рублей в год каждый, пополняя тем самым местные бюджеты, что было выгодно местным властям [*].

В тот период партийную и советскую власть в Тамбовской области возглавляли бывшие комсомольцы 20-х годов — И.А. Волков (первый секретарь обкома партии) и Козырьков (председатель облисполкома). Оба они рассматривали изменение политики Правительства к Русской Православной Церкви и улучшение церковно-государственных отношений в СССР как явление временное, вызванное определенными обстоятельствами войны и тактическими соображениями Сталина, но совершенно несовместимое со стратегическим курсом Коммунистической партии на построение коммунизма в стране. Поэтому к возрождению религиозной жизни в Тамбовской области относились пассивно, старались лично этими вопросами не заниматься, исполнять минимум из того, что по этому делу от них требовали, будучи уверенными, что настанет время, когда «все вернется на круги своя» [*].

 

2. Начало возрождения Тамбовской епархии во второй половине 1943 года

Возрождение Тамбовской епархии началось с организации и регистрации первых двух церковных общин в городах Тамбове и Мичуринске, возвращения им в сентябре 1943 года храма Покрова Пресвятой Богородицы (Покровского храма) в г. Тамбове и церкви в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» (Скорбященской церкви) в г. Мичуринске и начала в них регулярных богослужений.

В августе 1943 года в облисполкоме во время беседы с 53-летним бывшим видным тамбовским обновленческим протоиереем Иваном Михайловичем Леоферовым, работавшим в 1943 году старшим бухгалтером Тамбовской городской электростанции, видимо, было сказано, что общине, которую он организует, может быть передано здание бывшего кафедрального собора. При этом ему и общине было рекомендовано перейти под духовное руководство Местоблюстителя Патриаршего Престола митрополита Сергия (Страгородского).

Протоиерей Иоанн с января 1935 года до 1937 года был секретарем обновленческого Тамбовского архиепископа Виктора (Путята), вторым священником, а затем и настоятелем Покровской церкви г. Тамбова. В июне 1935 года Первоиерарх Православных Церквей в СССР обновленческий митрополит Виталий (Введенский) зачислил его кандидатом в епископы. И.М. Леоферов дал согласие на архиерейскую хиротонию и был рекомендован на Белгородскую архиерейскую кафедру. Однако до архиерейской хиротонии дело не дошло. Когда же стали закрываться последние храмы в Тамбове, он был настоятелем Петропавловской кладбищенской церкви. В 1938 году он был уволен за штат по собственному желанию [*].

После беседы в облисполкоме И.М. Леоферов уволился со службы, организовал из знакомых ему заштатных обновленческих священнослужителей и нескольких мирян инициативную группу, которая обратилась в Тамбовский горсовет с ходатайством о передаче ей здания бывшего собора. Леоферов 19 августа 1943 года направил письмо Местоблюстителю Патриаршего Престола митрополиту Сергию, в котором сообщал об этом, добавляя, что их ходатайство находится в стадии скорого и положительного разрешения. Кандидатом на должность настоятеля храма общиной верующих выдвинут он, протоиерей Иоанн Леоферов, «как хорошо знакомый верующему населению г. Тамбова». При этом верующие, избиравшие его, высказали пожелание быть под духовным водительством Московского патриарха, он же охотно готов принять их предложение, но его смущает тот факт, что с 1922 по 1938 год он находился в «обновленческой ориентации», поэтому спрашивал: «Можете ли Вы принять меня в молитвенное общение с Вами под Ваше святительское руководство, и на каких условиях?»

В этом же письме он высказал мнение, что «принятие через публичное покаяние считает компрометирующим и унижающим пастыря перед лицом народа актом, подрывающим пастырский авторитет. В догматах православной церкви я не сомневался и считаю их незыблемым основанием христианства, основных канонов Православной Церкви не нарушал, кроме того лишь, что подчинялся иной церковной власти, но это компенсируется тем, что отдаю себя и своих бывших прихожан под Ваше духовное водительство, а потому смею надеяться на благожелательное разрешение для меня этого вопроса» (см. приложение 1, 2).

Святейший Патриарх Сергий, видимо, посчитал такое торгашество дерзостью со стороны обновленца и на его прошении красным карандашом написал: «Советую православной общине искать себе священника среди православных, а не обновленцев» [26, с.78].

Через месяц, 28 сентября 1943 года, протоиерей Иоанн в заявлении на имя Святейшего Патриарха Сергия сообщил, что постановлением Тамбовского горсовета от 9 сентября 1943 года при Покровской церкви г. Тамбова зарегистрирована религиозная община во главе с настоятелем протоиереем Иоанном Михайловичем Леоферовым [*]. Он писал: «Храм на днях будет передан в наши руки, и мы можем приступить к его оборудованию. Просим Вашего Патриаршего благословения и ходатайствуем пред Вашим Святейшеством и Святейшим Синодом о принятии нашей общины во главе с протоиереем Иоанном Леоферовым под Ваше духовное водительство. Желательно получить вызов протоиерею Леоферову от Вашего Святейшества на проезд в г. Москву для представления Вашему Святейшеству и получения инструкций, а также приобретения святого Мира, свечей и богослужебных предметов» (см. приложения 1, 3). Так как ответа на это письмо не последовало, о. Иоанн через некоторое время написал новое прошение, в котором сообщал, что 14 октября с. г. «по просьбе верующих по совершению освящения храма малым чином приступили к совершению богослужений без Вашего благословения». Поскольку приход был обновленческим, он еще раз просил прислать вызов в Москву для принятия под духовное руководство, получения благословения и святого Мира.

В начале декабря И.М. Леоферов был вызван в Москву, где 8 декабря состоялось заседание Священного Синода, который поручил архиепископу Саратовскому и Сталинградскому Григорию (Чукову) присоединить Тамбовскую общину и священника Леоферова к Православной Церкви через покаяние и отречение от обновленчества и взять православные приходы Тамбовской области под свое окормление.

22 декабря 1943 года священник Иоанн Леоферов прибыл в Саратов к владыке Григорию и предоставил ему выписку из журнала №17 заседания Священного Синода от 8 декабря 1943 года. Во исполнение этого определения Священного Синода, после уяснения в подробной беседе характера личности, бывшей деятельности и искренности раскаяния священника Леоферова, архиепископ Григорий (Чуков) предложил ему изложить письменно отречение от обновленчества, что он и исполнил. На следующий день, 23 декабря, священник Леоферов в Саратовском соборе был исповедан и после разрешительной молитвы приобщен Святых Таин [*].

25 декабря архиепископ Григорий прибыл в Тамбов. В Покровской церкви перед Всенощным бдением, при входе его в храм и встрече духовенством по чину, священник Леоферов в приветственной речи в присутствии общины верующих повторил свое отречение от обновленчества и от имени всей общины и причта просил о прощении и принятии в каноническое общение с Московской Патриархией.

Владыка Григорий с солеи обратился к верующим от имени Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Сергия с апостольским приветствием и пожеланием мира и единения во Христе, передал им Святительское благословение патриарха и радость о возвращении их в каноническое подчинение и молитвенное общение с Православной Церковью и преподал соответствующее назидание «блюсти единение духа в союзе мира». После этого было совершено Всенощное бдение, а «на другой день, 26 декабря, Божественная литургия, за которой большинство членов общины, приняв разрешение в таинстве покаяния, приобщилось Святых Таин. Члены причта — диаконы Михаил Добров и Матфей Петров, а также священники Николай Несмеянов и Сергий Баранов также представили… свои письменные отречения от обновленчества и, после принесения покаяния в ходе исповеди и получения разрешения, приобщились Святых Таин» [*] (см. приложение 1:4).

Так совершилось принятие Покровской обновленческой общины в каноническое общение с Московской Патриархией. Следует обратить внимание на «щадящий» характер проведенной архиепископом Григорием процедуры принятия тамбовского обновленческого духовенства в церковное лоно. От них не было потребовано публичного покаяния в участии в грехе обновленческого раскола, а было предложено лишь письменно изложить отречение от обновленчества, а покаяние в грехе совершить негласно во время исповеди.

С общиной и церковью в г. Мичуринске дело обстояло проще. Здесь в то же время, что и в Тамбове была создана община верующих патриаршей юрисдикции во главе с митрофорным протоиреем Александром Лебедевым. Здание церкви было передано общине 30 сентября 1943 года решением исполкома Мичуринского горсовета депутатов трудящихся. Оно потребовало большого ремонта, который был завершен к 20 октября. О передаче церкви и окончании ремонта было своевременно сообщено Священному Синоду, ответ от которого почему-то не был получен.

Уступая просьбам верующих, протоирей Александр Лебедев, избранный настоятелем храма, совершив малое освящение церковного здания, приступил к общественному богослужению и исполнению треб без благословения Святейшего Патриарха. Кроме просьб верующих, начать службу его понудило, как сообщал протоиерей Александр, опасение, что храм могут захватить обновленцы, как это произошло в Тамбове. В свое время в г. Мичуринске было большое раскольническое движение, возглавляемое архиепископом Алексием (Буем) из числа не поминающих митрополита Сергия (Страгородского). Со дня передачи здания храма верующим его сторонники подняли яростную агитацию против патриарха Сергия, убеждая подписавших ходатайство об открытии церкви отказаться от своих подписей и выйти из состава религиозной общины. Учитывая это положение и его возможные вредные последствия, протоирей Александр Лебедев принял решение начать богослужения, о чем он сообщил 1 декабря в своем прошении к Святейшему Патриарху Сергию, прося благословения, получения указаний и распоряжений. К прошению были приложены заявления и послужные списки митрофорных протоиреев Александра Лебедева, Георгия Успенского и священника Иоанна Свищева. Святейший Патриарх Сергий 13 декабря благословил служение всем троим: Лебедеву, Успенскому и Свищеву [*] (см. приложения 1:6; 1:7).

Таким образом, в конце 1943 года в Тамбовской епархии имелось лишь два действующих храма — Покровская церковь в г. Тамбове и Скорбященская Новокладбищенская церковь в г. Мичуринске.

Архиепископ Григорий (Чуков) своим распоряжением от 28 декабря 1943 года назначил иерея Иоанна Леоферова благочинным православных приходов Тамбовской области для ведения в последующем переговоров с уполномоченным Совета по вопросам открытия храмов в области, а также для ближайшего руководства в этом деле и подыскания кандидатов в клир. В январе 1944 года Патриаршим распоряжением священник Иоанн Леоферов как «содействовавший обращению многих и как настоятель храма» был награжден саном протоиерея [28, с.29].

 

3. Ожидание в Тамбове приезда правящего архиерея

Первый уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви при Тамбовском облисполкоме был назначен в декабре 1943 года. Им стал член ВКП(б), майор госбезопасности Медведев Николай Дмитриевич, имевший к тому времени почти 25-летний стаж службы в органах [*]. Назначение на новую должность он воспринял неохотно: за время службы в НКВД у него в отношении священников и верующих сформировался устойчивый образ врага, и он совершенно не был расположен к деликатной и терпеливой работе с ними. При первой же открывшейся возможности (в октябре 1944 года) он постарался вернуться на прежнюю службу [16, с.8].

В январе 1944 года Медведев был информирован о назначении правящим архиереем на Тамбовскую кафедру архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого), только что отбывшего политическую ссылку, неоднократно судимого за антисоветскую деятельность, который к тому же был доктором медицинских наук, профессором и выдающимся хирургом с мировым именем. Бывший майор госбезопасности с большой тревогой стал ожидать приезда в Тамбов архиепископа Луки, с которым ему предстояло работать.

Это известие не обрадовало и руководителей партийной и советской власти Тамбовской области. Утешало их лишь то, что В.Ф. Войно-Ясенецкий является выдающимся хирургом, который очень нужен для более чем двух десятков госпиталей, размещавшихся в то время в Тамбове и в его окрестностях и испытывавших огромную потребность в профессионалах. Достаточно сказать, что в 1944 году здесь было только 4 специалиста с десятилетним довоенным стажем хирургической работы, в то время как госпитальная база на 90% состояла из хирургических отделений. Штаты врачей были укомплектованы только на 70% и, в основном, наскоро подготовленными, не имеющими достаточной практики, кадрами. Приезд профессора, хирурга-консультанта был как нельзя кстати.

Именно в эту область деятельности они предполагали направить активность приезжающего хирурга-архиепископа, ограничив, по возможности, его архипастырское служение. С этой целью даже квартиру ему готовили при госпитале, как это было в Красноярске [57, с.1-3].

 

 



 

 

Содержание

Святитель Лука на Тамбовской кафедре

Возобновление архипастырского служения Святителя Луки перед назначением его на Тамбовскую кафедру

Тамбовская епархия перед приездом архиепископа Луки

Приезд архиепископа Луки в Тамбов. Возрождение церковной жизни в епархии

Архиепископ Лука – строгий ревнитель церковной дисциплины и благочестия

Проповедническая деятельность архиепископа Луки

Присуждение профессору хирургии Войно-Ясенецкому Сталинской премии. Перевод архиепископа Луки на Симферопольскую кафедру

Послесловие

Заключение