Сегодня:

7 октября 2022 г.
( 24 сентября ст.ст.)
пятница.

Святой Владислав, краль Сербский.

Седмица 17-я по Пятидесятнице.
Глас 7.

Пища с растительным маслом.

Первомц. равноап. Феклы (I). Прп. Коприя (530). Св. царя Стефана Сербского (1224) и сына его св. царя Владислава Сербского (после 1264). Прп. Никандра пустынножителя, Псковского чудотворца (1581). Прмч. Галактиона Вологодского (1612). Сщмч. Василия диакона (1918). Сщмчч. Андрея и Павла пресвитеров, прмч. Виталия и мчч. Василия, Сергия и Спиридона (1937). Мирожской иконы Божией Матери (1198).


Еф., 226 зач., IV, 17-25. Лк., 14 зач., IV, 22-30, и за субботу (под зачало): 1 Кор., 156 зач., XIV, 20-25. Лк., 15 зач., IV, 31-36. Первомц.: 2 Тим., 296 зач., III, 10-15. Мф., 104 зач., XXV, 1-13.

Цитата дня

Как это ни парадоксаль­но, чем больше у челове­ка благодати, тем больше он смиряется, и чем меньше её, тем сильнее в нём действуют страсти, в том числе, конечно же, и гордость…

Схиархим. Авраам (Рейдман)

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов

Как вернуть в семью потерянную радость

Архимандрит Рафаил (Карелин)

 

О легализации абортов

Нам говорят, что легализация абортов с 13-14 летнего возраста, то есть с детских лет, на всех стадиях беременности необходима, так как тайные аборты, к которым все равно будут прибегать подростки, производятся в нестерильных условиях, без профессиональных знаний, и поэтому угрожают здоровью и жизни женщины. Впервых, мы начнем с маленького возражения: почему мы не видим другой заботы о жизни и здоровье женщины, кроме легализации абортов, почему она проявляется не в защите материнства, а в уничтожении материнства? Если бы здравоохранение действительно волновало здоровье женщины, то оно предложило бы бесплатные роды, а не убийство плода (разумеется, мы говорим о бесплатных родах в реальном значении этого слова). Во-вторых, безопасных абортов вообще не бывает. Хирургическое вмешательство в эту область оставляет тяжелые последствия в виде предрасположения к раковым заболеваниям и бесплодию, а нередко оканчивается смертью даже при стерильных условиях; мы уже не говорим о неизбежной психической травме.

Нас убеждают, что женщина, решившаяся на аборт, все равно сделает его. Значит, мы должны не бороться с преступлением, а содействовать ему, создавать при помощи законов и общественного мнения благоприятную атмосферу для детоубийства? Почему в таком случае не узаконить продажу и бесплатную раздачу наркотиков? Здесь можно привести еще больше аргументов. Например, несмотря на все запреты, наркоманы будут продолжать колоться. Для удовлетворения своей страсти, которая переходит в привычку и болезнь, они станут совершать преступления, вымогать у родителей деньги, отнимать у собственных детей средства для жизни и обогащать этим наркобизнес. Не лучше ли открыть в городах и деревнях специальные консультации, где врачи в стерильных условиях делали бы им впрыскивание наркотиков, чтобы наркоман не заразился СПИДом и не стал его переносчиком? Надо раздавать наркотики школьникам, чтобы они не воровали деньги для их покупки, и объяснять, какую дозу наркотиков нужно принимать, сообразуясь с весом своего тела, ведь дети будут практически учиться этому где-нибудь на улицах и могут умереть от передозировки. Нужно помочь детям и профессионально вводить в их вены оптимальное количество яда. В общем, надо устроить «культурный ад» на земле во избежание «стихийного ада».

Почему распространение и пропаганда наркотиков считается преступлением, а легализация и пропаганда абортов — гуманностью к женщине? Ведь и одно и второе ведет к вырождению личности и народа. Судебная статистика свидетельствует о том, что во всем мире повышается уровень преступности. При этом значительный процент приходится на поножовщину и убийства. Почему бы, в таком случае, не открыть пункты, где производилась бы стерилизация ножей, чтобы раны после драк не были инфицированы; ведь все равно будут продолжаться преступления, почему не совершать их более гуманно?

Нам говорят: аборты были и будут. Но само узаконение абортов нравственно развращает все общество. Значит, законы заботятся о том, чтобы убийца не потерпел вреда во время преступления, то есть допускает убийство, и даже поощряет его. Законы должны ограждать жизнь человека и защищать, прежде всего, жертву преступления — ребенка, а не насильницу, потерявшую совесть — его несостоявшуюся мать. Как понять то, что законы во многих странах запрещают смертную казнь за самые страшные преступления и, в то же время, дозволяют убивать невинных, заботясь об убийцах?

Нас уверяют, что в условиях больницы больше женщин, совершающих аборт, выживет. Но кто выживет? — Люди, потерявшие совесть и свою человечность? Выживет кусок мяса, который продал дьяволу вместе со своим ребенком свою душу? Для чего выживет? Чтобы развратничать, зачинать детей и снова их убивать? Когда через законы легализируется аборт, тогда все общество становится убийцей, тогда все мы принимаем прямое или косвенное участие в каждой отнятой жизни, в каждой смерти ребенка.

У некоторых народов был такой обычай. Когда человека за преступление приговаривали к смертной казни, то на его шею надевалась петля с длинной веревкой, и все односельчане тянули эту веревку, чтобы никто персонально не считался его убийцей. Может быть, это делалось во избежание кровной мести? Так или иначе, но если мы молчим, то руки всех нас на веревке, которая душит младенцев, и мы ответственны перед Богом и собственной совестью.

Фон, на котором происходит убийство детей, уносящее больше жертв, чем эпидемии холеры или чумы, это разврат, который разрушает семейства, убивает уважение и любовь друг к другу. Разврат стал терпимым явлением, но похоже на то, что скоро он станет престижным. Разврат, цинизм и убийство — это звенья одной цепи. Дети не защищены от самых мерзких картин разврата. Душа ребенка особенно чутка и восприимчива как к доброму, так и к худому. Здесь происходит массовое насилие над детьми и их духовное растление. У человека с детства как будто хотят уничтожить чувство совести и чести, оторвать его от традиций своего народа, парализовать влияние семьи. Почему не запрещена телевизионная, уличная и газетная порнография? Нам отвечают: «Во имя свободы!» Но свободы от чего, и свободы для чего? Свободы от нравственности для удовлетворения самых низменных страстей, где оправдывается всякий разврат? Это уже не свобода, а свинство! На людей обрушиваются со всех сторон потоки грязи, которые буквально затопляют современное общество. Нельзя открыть журнал или включить телевизор, чтобы не увидеть самую мерзкую наготу интимной жизни. Людям, начиная с детского возраста, насильно впрыскивают инъекции яда и при этом говорят о свободе. Самое страшное еще не сам факт преступления, а его легализация, когда преступление делается обыденным, когда на него смотрят как на неотъемлемую часть жизни, когда оно не возмущает совесть общества, когда с ним свыкаются, когда оно никого не трогает, и до него никому нет дела.

Мы живем во время нарастающего как обвал разврата. Аборт нельзя рассматривать отвлеченно, он органическая часть бездуховности общества и культа наслаждений. Еще недавно аборт считался преступлением, теперь он стал обыденностью, но вскоре аборт станет признаком цивилизации, и тогда тех, кто осмелится порицать аборт, будут презирать и высмеивать как фанатиков и обскурантов.

Свобода абортов — это свобода убивать, это льготы, данные убийцам! Почему современные телепередачи постоянно вращаются вокруг одной оси — секса и убийства? Людям хотят внушить в течение 24 часов в сутки, что разврат — это не нравственная аномалия, не надругательство над достоинством человека, а простая деталь жизни, как, скажем, завтрак или прогулка на свежем воздухе. В последствии блуда и разврата возникает эмоциональная холодность людей друг к другу. Разврат убивает человека как личность, от человека остается только его животная сторона.

Если душа потеряна, то все остальное — это мешок с костями и кровью. Но самое мерзкое, что растлители народа смеют называть себя христианами. Где для них достоинство человека как образа и подобия Божьего, где феномен бессмертной души, которая, только стяжав чистоту, может видеть Бога? Апостол Павел пишет: «Кто растлит свое тело, тот растлит храм Божий». Христос сказал о развратителях: «Лучше бы им повесить на шею мельничный жернов и броситься в море». Он сатану назвал «человекоубийцей от начала». А кто же вы? Дети Авеля или Каина?

Легализация абортов с детского возраста — это призыв детей к блуду и убийствам. Такой ребенок, нередко, становится законченным преступником. Его жизненный путь с самого начала забрызган человеческой кровью. Знаменитый христианский мыслитель II в. Климент Александрийский писал: «Женщина, извергая плод, выбрасывает вместе с ним из себя все человеческое», то есть, более глубокого падения не существует.

Легализация абортов для девочек тринадцатилетнего возраста, проекты преподавания сексологии в школах и тому подобные «культурные» и «благотворительные» мероприятия — это санкционирование духовного и физического растления детей, это снятие последних ограничений, хотя бы моральных, с блуда и разврата, это скольжение в пропасть, где нет дна и конца.

 

 

Cодержание